Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Вспомним братцы это время

Более 100 лет отделяет нас от Первой мировой войны — Великой, как называли ее в России. Как и в других войнах, в ней отличались казачьи войска, особенно на Кавказском театре военных действий.

В ряде блестящих операций в необычайно сложных горных условиях казаки победно прошли по таким кручам, «где не только не было дорог в европейском понятии, но и было мало троп и где расстояния… определялись не верстами, а часами…». Так шли пружинным шагом или ползли на локтях пластуны: двадцать часов перехода — четыре часа отдыха. А снег по пояс. Жестокие морозы. И на каждом шагу «чертовы мосты». Подходили без выстрела, а потом — в штыки. «Тактика, — говорили пластуны, — у нас простая: в нас стреляют — мы идем вперед; подошли — враг отступает…» Турки называли их «шайтанами в юбках» (черкесках). Знаменитый генерал Гулыга приказывал врачам: «Раненого пластуна не переворачивать без толку — входных пулевых ран в спину у пластуна не может быть!»

История эта про то, как наши казаки спасли армян от осады в армянском городе Ван. Сейчас этот древний армянский город находится на территории Турции.

Обстановка на Кавказском фронте с начала марта 1915 г. значительно осложнилась. После выделения 5-го Кавказского корпуса для подготовки десантной операции в районе Босфора Кавказская армия была ослаблена и не могла перейти в решительное наступление. В это время персидское правительство заняло враждебную позицию в отношении России и потребовало вывести русские войска со своей территории. В результате чтобы удержать Персию от вступления в войну на стороне Центральных держав, необходимо было одержать крупную победу над Османской империей или ввести дополнительные войска в Тегеран. Кроме того, русское министерство иностранных дел предупредило главнокомандующего Кавказской армии о возможности выступления на стороне Турции не только Персии, но и Афганистана.

Чтобы окончательно привлечь Тегеран на свою сторону, германо-турецкое командование обещало персам вытеснить русских из персидского Азербайджана, а затем развить совместное наступление в сторону Баку и Елисаветпольской губернии, планируя поднять широкое восстание антирусских элементов и мусульманского населения против владычества русских. Для этой операции был направлен со стороны г. Урмия к г. Дильман сводный корпус Халил-бея, подкрепленный многочисленной курдской конницей и различными второочередными формированиями.
Одновременно ситуация была осложнена в районе г. Ван, где восставшее армянское население разбило находившиеся там небольшие турецкие части. Турецкое командование направило туда 5-ю сводную дивизию, поставив ей задачу утопить восстание в крови. Турецкая дивизия под командой Джевдета-паши осадила армян, укрепившихся в г. Ван.

Таким образом, русская армия на Кавказе должна была предотвратить выступление Персии и Афганистана на стороне Центральных держав. Выступление Персии и Афганистана создавало новые очаги мировой войны и ухудшало военно-стратегическое положение России на Кавказе и Туркестане. России пришлось бы отвлечь дополнительные силы и ресурсы из европейской части России, где наша армия вела напряженные бои с германской и австро-венгерской армиями. При этом Кавказская армия не имела войск для дополнительного и значительного усиления русских отрядов в Персии, она и так обороняла широкий фронт от Черного моря до Тавриза.

События в Ване, в большом по тем временам на Кавказе городе, неофициальной столице турецкой Армении, сначала шли по той же колее, что по всей Османской империи. Губернатор Джевдет пригласил лидеров местных армян на «переговоры». Двое прибыли и были убиты. Третий, местный лидер партии Дашнакцутюн Арам Манукян, вовремя был предупреждён и скрылся. «Мясник» Джевдет арестовал самых известных граждан, обвинил в заговоре, измене и публично казнил 120 человек.
Однако террор не вогнал местных армян в панику и апатию, а заставил задуматься — творится нечто страшное. Кроме того, каратели Джевдета, чувствуя безнаказанность, начали истреблять целые селения. Дороги на Ван перекрыли, но люди в городе всё равно узнали об этом. Властям больше не верили.

Армяне не поддались, отказались пускать турок для «обысков». Стало очевидно, что если уж погибать, то в борьбе. Через несколько дней, после нескольких столкновений, город восстал. Строились укрепления. Для руководства самообороной был образован единый военный орган. Были созданы службы обеспечения и распределения продуктов, медицинской помощи, оружейная мастерская.

В ходе осады города турки продолжали зверствовать в округе, вырезая христианское население и предавая огню армянские села. В это время погибло около 24 тыс. армян, было разграблено и сожжено более 100 сел. 28 апреля турки предприняли новый штурм города, но защитники отразили его.
4-й корпус получил приказ начать наступление с целью выхода к середине мая 1915 г. на фронт перевал Клыч-гядук, Мелязгерт, Адильджевас, чтобы опереться своим левым флангом на оз. Ван. После получения сведений о направлении турецким командованием в Мушскую долину свежих войск, то 4-му Кавказскому корпусу дополнительно было приказано по выдвижении на отмеченный рубеж быть готовым в случае наступления противника нанести по нему контрудар.

Баязетский отряд генерала Николаева (Закаспийская казачья бригада, 2 батареи, одна конная и 3 пеших сотен пограничников и 3 армянских дружины) наступала через труднодоступный Тапаризский перевал (2 800 м) к оз. Ван. Отряд получил задачу рассеять курдов и вызволить Ван. Переход был сложным. На высоком перевале даже в мае лежал снег. Сапёрам приходилось рыть в нём проход, чтобы войска могли идти по нему как по каналу. За день так проходили всего по 10 км, страдали от холода. А от яркого солнца и ослепительного снега воспалялись глаза.

Однако русские войска успешно выполнили поставленную задачу. Баязетский отряд рассеял курдов. В долине перед нашими солдатами предстала картина жуткой резни. Участник похода хорунжий Ф. Елисеев вспоминал, как его сотня вспугнула банду курдов, орудовавших в армянском селении. «Мы вскочили в село. Оно оказалось армянским. В нём — только женщины и дети. Все они не плачут, а воют по-звериному и крестятся, приговаривая: «Кристин! Кристин! Ирмян кристин!» Ничего не понять от них о событиях, произошедших в селе. Жестом руки успокаиваю их. Сняв папаху и перекрестившись, я этим показал им, что они находятся теперь под защитой русского оружия. И не задерживаясь, наметом, двинулись на юг». А за околицей увидели причину жутких рыданий — десятки мертвых юношей с перерезанными глотками. «Картина жуткая. Казаки молча смотрели на них. И для них, как для христиан, лик войны менялся».

Отряду Николаева больше никто не угрожал, он двигался почти без сопротивления противника. Однако наступать было тяжело. Наши войска вступили в район, где было уничтожено всё живое. Проходили через селения, заваленные гниющими трупами, которые не кому было прибрать. Натыкались на редких уцелевших жителей, прячущихся в труднодоступных местах. Заметив русских, они не верили своему счастью.
К 5 мая наши войска вышли в район селения Джаник. 6 (18) мая наши войска освободили Ван. Генерал Николаев дипломатично пустил в авангарде армянских дружинников. Их встретили как героев. Вражеские силы, осаждавшие Ван, бежали по южному берегу озера Ван, в сторону Битлиса.

Арам-паша, с разрешения Николаева, отправил русскому царю телеграмму: «В день рождения Вашего Величества, совпадающий с днём вступления Ваших войск в столицу Армении, желая величия и победы России, мы, представители национальной Армении, просим принять и нас под Ваше покровительство. И пусть в роскошном и многообразном букете цветов великой Российской империи маленькой благоухающей фиалкой будет жить автономная Армения». Освобождение Вана праздновали армяне и в России, и за рубежом.

Это песня написана про героический переход через Тапаризский перевал и поход к Вану в 1915 году. Тапаризский перевал песня кубанских казаков времён Великой войны.
(полный вариант, опубликованный в 1915 г.)

Вспомним, братцы, мы то время,
Когда вел нас Генерал
Через высокий и холодный
Тапаризский перевал

Вспомним хлопцы, как ходили
По колено мы в снегу,
Как коней в руках водили,
Как навстречу шли врагу.

Где снега почти не тают,
Там где вечный дом зимы.
Где орлы одни летают,
Даже там бывали мы.

Вон в дали чернеют бурки
И белеют башлыки…
То не курды и не турки,
То кубанцы казаки.

Через камни, через горы,
Чрез болота и луга
И разъезды и дозоры,
Ищут дерзкого врага;

Много дней они в походе
Курдам места не дают,
Сухари уж на исходе,
Да и кони устают.

Казаки не унывают,
Едут ночью, едут днем;
Каждый день почти бывают,
Под винтовочным огнём.

Пик кубанцы не имеют
И не нужно им штыков,
И без них они умеют
Бить османов, как быков.

Много раз мы их побили
Стало дело их «яман»
Наконец же мы вступили
В их великий город Ван.

Никогда мы не забудем
Этот памятный наш год;
Вспоминать мы долго будем
К Вану городу поход.
_________________________________
Вспомним, братцы
Обработка Ю.Тополева
(сокращённый вариант 1)

Вспомним, братцы, это время:
Как повел нас генерал,
Чрез высокий и холодный
Тот альпийский перевал.

Вспомним, братцы, как бродили
По колено, по снегам…
И по недругам ходили,
И навстречу шли врагам.

Там, вдали, мелькают горки
И белеют башлыки…
То не турки и не горцы,
То кубански(е) казаки.

https://topwar.ru/82047-srazhenie-za-van.html